Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

все возможно

нижнюю, пожалуйста

***
Громко стучат колеса – сердечный ритм, будто хотят тебе рассказать о чем-то. У горизонта свет: полоса горит, чуть облаками прикрытая, словно челкой. Энди глядит в закат, пьет горячий чай (кажется, подстаканник его древнее), и потихоньку, словно бы невзначай, смотрит в людей. За окнами всё темнеет.
Энди сказали: российские поезда – это сплошной экстрим, дикий ужас даже. Могут убить, украсть, не найдешь следа, и никому ты, бедненький, не расскажешь. В транспорте этом всегда напролом храпят, громко орут, хамят, занимают полки. Это тебе, дружок, не ведро котят, это российский поезд. Совсем без толку.
Но – вот пока никакого экстрима нет. Тихий дедок, молчаливый мужчина, третий – Энди, и он еще не прижат к стене, не расчленен, не обижен, он... незаметен. Просто читает свой «Ньюсуик» и пьет свой чай (вот антиквариат, помоги мне боже!); свитер, узлом завязанный на плечах, греет и успокаивает немножко. Самое интересное – за окном: станции-призраки, снег и круженье сосен, дивный закат, расплесканный, как вино, вечер ленив, политик в статье несносен, Энди его забыл и глядит, глядит... Вот светлячки на холмах: огоньки деревни. Сладкое чувство рождается вдруг в груди: будто, как подстаканник, сам Энди – древний.
Древний настолько, что помнит свои пути, всех, кто его касался – душой, руками. Люди привыкли вечно во тьму идти, сами становятся яркими светлячками. Вечные странники, с вечно живым нутром, если однажды вдруг повезло проснуться, - в окнах сияет лунное серебро, даже немного страшно его коснуться. В тамбуре тихо и сонно, почти темно, Энди идет туда, чтоб увидеть больше.
Девушка, что стоит и глядит в окно, мягко ему улыбается, носик сморщив.
Энди становится рядом. Земля – как дым. Там открываются речки, холмы, овраги. Что раньше виделось прочным, почти стальным, вдруг оказалось сделанным из бумаги. В дальнем купе кто-то громко уже храпит, пахнет куриной шкуркой и сигаретой. Девушка просто смотрит, стоит, молчит; Энди вдруг кажется, в ней очень много света.
Энди сказали: российские поезда – это особенный рай, лишь для тех, кто понял. Энди глядит, как дрожит над холмом звезда, и тянет руку – дотронуться до ладони.
сумасшествие мне идет

365: 5

В рассаднике ереси, трамвае № 2, подвесили экраны.

Выглядит это теперь так: бежит по сверкающим (когда солнышко) или мутным (когда облачность включена) одинокий вагончик. Рассадник ереси, трамвай № 2, редко бывает двухвагонным; вот когда он едет в депо, тогда да - высок, длинен, шикарен. А когда всего лишь круг по Центральному рынку навернуть, заложить виражи в парке Победы и протарахтеть по улицам Агенскалнса - это и одного вагончика хватит, чего там, обойдетесь.

И вот едет он, а под потолком у него мониторы. Дивное на них показывают. То мультфильмы про Африку, то предупреждения от Rīgas satiksme, то и вовсе трамвайные внутренности - посмотрите, пассажиры, как вы культурно едете. А пассажиры едут, и правда, культурно. Кто книжку читает, кто в окно смотрит, кто балду пинает, кто гаджетом светит. Все при деле.

Но, как известно, трамвай № 2 - место особое. Очень любит кататься на нем контингент. Обычно ездит контингент с трамвайного кольца на улице Тапешу до Агенскалнского рынка, где клубится, общается и всячески благоухает, иногда оседая невнятными кучками около остановок и полуразрушенных торговых рядов. А в трамвае контингент, чтобы не заснуть в долгом пути, насчитывающем 9 остановок, всячески себя взбадривает - разговорами, в том числе и с другими пассажирами, иногда бульканьем из куртки или тактильным контактом, за который огребает (словесно).

Вот катится обновленный рассадник ереси, трамвай № 2, сверкая чистенькими экранами; показывают на них Африку, блестящую, как леденец, и новости в хрустящей обертке, и даже рекламу иногда - воздушную, как йогурт на витрине сельпо. Контингент едет, задумчиво смотрит, к мирным жителям не пристает. А потом вздыхает, вываливается из трамвая у Агенскалнского рынка и бредет вдаль; и кажется в этот момент, что просветлело в голове у контингента; но его уже ждут задушевные друзья, и, сцепившись плечами, они вместе уходят куда-то. Трамвай едет дальше и несет с собой Африку - кому-то да пригодится.
все возможно

365: 4

Дорога всегда была для меня привлекательней, чем любые домашние развлечения; я до дрожи в коленках обожаю ездить, хотя сама не вожу. Мое любимое место - пассажирское сиденье рядом с водителем: здесь можно штурманить, смотреть вперед и по бокам, иногда сбрасывать туфли и забираться на сиденье с ногами, открывать окошко и ловить ладонью ветер - все это можно проделывать абсолютно безнаказанно. По коже скользят солнечные полосы; когда идет дождь, "дворники" разгоняют его сотнями судорожно спешащих капель; в зеркалах заднего вида мелькают то грузовики, то мини-куперы, то и вовсе какие трактора. Автобусные остановки, если пустые, грустят, если заполненные - пыжатся от гордости: вот, посмотрите, какие мы полезные! Зимой в машинную морду летит снежная пыль, а по краям окон переливаются льдинки.

В дороге можно болтать, молчать, играть в города, обсуждать вопросы бытия и ничего не значащую ерунду, которая забудется через минуту. Обязательно остановиться и выпить кофе на заправке; забежать в туалетную кабинку, которую больше никогда не увидишь, и взбодрить прическу перед мутноватым зеркалом. Еще хорошо остановиться на обочине, когда мимо с шорохом, гулом или ревом летят другие транспортные средства, и упоенно сфотографировать пучок ромашек. Ахать, когда за поворотом открывается новый вид. Вытягиваться стрункой, как будто это поможет его разглядеть получше. Проваливаться в долину с холма, карабкаться на гору, обмотанную серпантином, как елка - гирляндами. И, наконец, доехать и остановиться у нужного дома, чувствуя себя так, будто только что съела целую тарелку пирожных - и не потолстеешь.
Мартин

(no subject)

Грустно кашлять летом, когда гулять бы да гулять, но как-то людей пугать не хочется; впрочем, все уже идет на убыль, как август. Скоро совсем уйдет. А сентябрь обещают добрый.

Август пахнет по-особенному, вы замечали? Травой, которому кому-то вздумалось снова косить - в ней нету больше этих истерически-зеленых ноток, как в скошенной майской, не успевшей пожить. Нет, эта трава - заслуженная, довольная, лежит подсыхающими кучками и пахнет полынной горчинкой. Над ней вьются растерянные сытые пчелы.

Еще хорошо почти в полночь субботы, и наработавшись, и налюбовавшись на приятное, и начитавшись, обнаружить себя в дебрях изучения Гринвичского меридиана, потому что где-то проскользнуло и понадобилось для игр с часовыми поясами в тексте. Гринвичский меридиан! Это звучит почти так же звонко, как "Расписание движения пассажирских поездов", написанное крупными буквами на стене гомельского вокзала. Есть на свете звонкие фразы, от которых и спать не хочется.
кудряшки

Что в имени тебе моем

А вот кстати, про слова-раздражители недавно разговаривали, а имена!

Вы довольны своим именем? Как считаете, оно вам подходит? Правы ли были родители, когда вас так нарекли?

Я со своим именем просто смирилась. Оно не мое, но я в него как-то втиснулась, поместилась, хотя усы и хвост торчат, конечно. Ник "Кэп" подходит мне гораздо больше. Мама говорит, что хотела назвать меня Оксаной, а отец, не спросив ее, записал в роддоме Наташей; и вот Оксана из меня получилась бы гораздо лучше, я считаю. Причем мы тут обсуждали с подругой недавно, и пришли к выводу, что меня бы звали "Ксеня" или "Ксюша", и это мне очень нравится. Ксена, королева воинов :)

Так-то я смирилась с производными, хотя "Наташа" меня нравится меньше всего. Может, потому, что это у нас такой семейный прикол - вспоминать, как от мамы и бабушки исходил зов "НАТАША!!!", стоило мне устроиться в уголке с книжкой и попробовать хоть минутку почитать :))) Этот вопль означал, что впереди меня ждет еще вагон и маленькая тележка заданий :) В остальном, обращение "Наташа" мне нравится, когда его произносит несколько знакомых, совершенно определенных человек. Один друг называет меня "Натусик", и именно от него я это не то что спокойно переношу - мне нравится это слышать. Еще хорошо звучит "Ната", это я перевариваю без проблем.

Но вообще единственный вариант, который мне и вправду по душе, - это как мое имя произносят иностранцы. Я всегда представляюсь полным вариантом - Natalia (в латвийском паспорте пишется Natālija, вариант для местных) - и это в их устах звучит просто потрясающе. Особенно я млею от новозеландцев с их акцентом и открытыми мюзикловыми А. Хоть переезжай туда, но далековато. Впрочем, англичане и австрийцы тоже не отставали, да и французы хороши, хотя у них, конечно, больше на "Натали" похоже.
нежные цветочки

(no subject)

*шепотом* Я ее видела! Совсем недавно.
Травку.
На пригорке недалеко от железнодорожного моста - электричка немного замедляет ход, прежде чем прогрохотать над Даугавой, и вот там, на отвалах, прогретых солнцем, есть она. Зеленая, робко-нахальная, с храбро растопыренными листиками.
А на клумбах - дрожащие под ветром, но несгибаемые пучки подснежников.
И вчера в юрмальском лесу, между мхом на прогалинах, тоже - она. Перезимовавшая и немножко свежепроклюнувшейся.
Весна выбирается из подполья.
кинозал

Миссия выполнима

Уже несколько лет при просмотре кино с участием Тома Круза я неистово сочувствую его агенту. Представляю, как все это происходит.

- Том, у нас есть новый сценарий, посмотри.
- О, прекрасно. А гонки на мотоциклах? Почему нет гонок на мотоциклах?
- Том...

- Том, есть отличный сценарий для тебя и Кэмерон Диас. Гонки на мотоциклах предусмотрены.
- Просто гонки?
- По узким улочкам гонки.
- Скучновато. Давайте сделаем все в Испании и быков добавим.
- Том...

- Том, собрались снимать следующую "Миссию". Даже две.
- Что там есть интересненького?
- Гонки на мотоциклах и на машинах. В машинах будешь биться и переворачиваться. Много раз.
- Это хорошо, а что еще, что я мог бы сделать сам?
- Н-ничего особенного...
- Не ври мне.
- Ну, в четвертой части Итану Ханту предстоит ползать по высотному зданию в Дубае, а в пятой - некоторое время лететь, вцепившись в военный самолет.
- Прекрасно! Самолет поднимем не меньше чем на пять тысяч футов!
- Том...

- Том, нам принесли хороший сценарий, давай ты снимешься в фантастике?
- А я смогу сам подраться с инопланетянами?
- Том...

И так каждый раз.
Смесь успокоительных, которую принимает агент Тома Круза, наверняка убойной силы, а страховка Тома Круза стоит космических денег. Но зато - самолетики, вертолетики, мотоциклы и вниз с Венской оперы.

Пятая "Миссия" очень бодрая, смешная, и Том Круз, конечно, молодец. Вместе с ним молодцы и все остальные.
ахуеть

новости нашего городка

Тротуары по-прежнему не чистят, с моря задувает ледяной ветер, а с 1 февраля общественный транспорт дорожает вдвое. Раньше одна поездка в трамвае/троллейбусе/автобусе обходилась в 0.60 Eur, теперь будет 1.15.
Да они сговорились все, что за день такой :)))
сумасшествие мне идет

(no subject)

Наступила холодная осень, дали отопление. Дома так себе, в общественном транспорте - кто топит, кто нет, бегают трамвайчики, в иной заходишь - словно в плед падаешь, а в другой - как с улицы не уходил.
Сегодня ездила по делам на другой конец города, потом возвращалась через центр и дай, думаю, закуплю нужные мне штучки. Утащила шампунь из Drogas, там же мудро купила пакет крепкий, чтобы складывать все остальное. В Стокманн забежала (они куда-то дели новые йогурты Majas gardums, блинский блин!), потом на рынок сходила, а потом погрузилась в трамвай и поехала домой. Села у окошка, подъезжаю к своей остановке, пытаюсь взять пакет - а что-то не так. И через секунду соображаю: он стоял у батареи, а трамвай обогревают так интенсивно, что у пакета ручки расплавились!!!
Дома б они так топили, честное слово.
все возможно

капельки

Раньше по выходным я спала до полудня, стараясь выспаться за всю неделю, - если, конечно, не уезжала на репетиции или еще в какие гребеня; потом мне вставило подниматься пораньше, и уже потом я осознала, почему именно. Я люблю эту выходную тишину по утрам: все еще спят или делают вид, что спят, в почту нападало только бодрого спама, никому ты не нужен рано с утра, упаси господи; кофе какой-то особенный; мусоровозки нет, даже электрички гудят тихо. Сегодня вот проснулась - а дождь идет, думаю, хорошо как, что к маме сходила вчера и не нужно сегодня выходить в этот дождь - очень уж он задорный, все листья прибил, лужами расплескался. И синий-синий, как небо, паровозик прополз за желтыми липами совсем бесшумно. Хорошо и безлюдно утром в воскресенье.



Наш трамвай № 2 - чистилище и рассадник ереси, нет нигде больше такого контингента, как в трамвае № 2; иногда мне кажется, что это филиал небезызвестной квартиры № 50, ну, может, еще троллейбус № 15 с ним сравнится. Ездит в трамвае публика круто пахнущая, иногда не совсем трезвая, иногда задумчивая настолько, что нипочем тебя с твоего места не выпустит, только презрительно повернет коленки, и ты через эти коленки пытаешься выкарабкаться со своей сумкой наперевес; однажды не выдержу и по голове заеду сумкой этой, будут знать. Недавно вот ехала - включили песенку на повторе в хвосте трамвая, салон набитый, не разберешь, кто же это там наши уши услаждает. Думала, у кого-то мобильник звонит и хозяин не слышит, а потом выяснилось - это мамочка так своего ребенка успокаивает. И все молчат, едут и слушают этот "хула-хуп" на повторе. Ну а что же, лучше, если ребенок орать будет, нет, конечно, давайте "хула-хуп".

Или вот бытовое хамство - вперся дед, наорал на девушку, сияющую на одном из последних сидений, дескать, ах ты шваль блондинистая, ты мне обязана, все мне обязаны, я пенсионер, и орет так; девушка встала, пошла к водителю и сказала, что в конце едет хамло и сделайте что-нибудь. Водитель ей что-то пообещал, девушка пересела. Дед продолжал рассуждать на весь трамвай, какие все сволочи и шлюхи. На светофоре водитель встал, прошел через вагон и сказал деду, чтобы он вел себя потише. Дед взвинтился: "Я пенсионер! Мне обязаны! Никто не уважает!" - "Ваши проблемы, что вас никто не уважает, уважайте других", - не дрогнул водитель и ушел обратно к себе в кабинку. А между остановками зашли контролеры и что-то такое тихо сказали громко ворчавшему "неуважаемому пенсионеру", что он заткнулся и больше ни слова не произносил.

Люблю нашу квартиру № 50 на колесиках, никогда не скучно. Только тесновато временами.



Вчера вечером ходила в магазин, возвращалась домой в тумане; лучи фонарей просвечивают его полосами - кажется, будто идешь по берегу между маяками, как в сказке "Летчик для особых поручений"; и морем пахнет, и ветра нет, и листья в тени черные, а на свету - мокро-золотистые, прилипшие к асфальту, обиженные, что больше не могут летать. Идешь, облизываешься: все-таки горячий коктейль "Манго-апельсиновый с маршмеллоу" - это прелесть что такое, люблю этих изобретателей из Double Coffee, вечно что-нибудь придумают, только зачем из меню убрали оладьи из цуккини - непонятно. Зато вот горячий коктейль придумали. Он обжигающий, позитивно-оранжевый, шапочка на нем из взбитых сливок и мелких маршмеллоу, и еще немного остроты внутри; после такого коктейля и в туман не страшно, и мысли все яркие, оранжевые, плывут в туманной реке звездными рыбами.



Кофе у меня заканчивается, который я из Англии привезла, со вкусом ореха пекан, - очень достойный оказался кофе, надо было все остальные увозить. Последняя чашка вот, причем английская, красненькая, с надписью "Keep calm and carry on". Надо допить и сходить все-таки в магазин, пополнить запасы кофе, что-то я про него забыла вчера. Тем более, дождь заканчивается. Листья лежат россыпью, тонут в лужах, а я делаю глоток, на языке вкус кофе и ореха пекан, и осенний сплин, похоже, только что закончился. Вместе с кофе, но кофе - это поправимо, а сплину туда и дорога.