Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

хлопушка

(no subject)

Shutterstock у меня в последнее время носит кодовое имя Глюколов. Надо, конечно, как-то по-другому его называть, чтобы не гневить богов и не портить карму, но пока не получается. Я обычно туда файлы загружаю не через ftp (ну не люблю я его), а через внутреннюю панель - нравится мне так. И то не загрузится часть, то пустые квадратики на месте грузящихся фоток, то еще какая байда. Тяжела и неказиста жизнь простого кэнониста!
Зато проверяют быстро.
writer

"Каникулы в Риме"

Рабочее название этой книги было "Римские каникулы", вы же понимаете :) Но мы сдержались с редактором. Ну, почти.
В Риме сейчас, наверное, жарко, пыльно и хорошо. Мороженое в конусах, фонтан Треви, голуби все как один - упитанные и важные, Колизей этак весело стоит, вокруг Бернини, Микеланджело и прочие, не менее знаменитые, красочно наследили, и пицца отличная. Я в Риме бывала все как-то зимой (это не хуже, просто дождик иногда), а на Пьяцца дель Пополо мы с ldora и the_great встречали Новый год. Так что Рим - это Рим, хорошо бы туда вернуться.



Преуспевающий бизнесмен Максим Амлинский не привык отдыхать. Он готов решать рабочие вопросы двадцать четыре часа в сутки. Только когда помощница отобрала у него ноутбук и телефон, он смог, наконец, обратить внимание на красоты вечного города и при этом заметил не только их… Рим подарил Максу много удивительных открытий.

Берут тут и еще в разных местах.

Collapse )
  • Current Music
    Анна Герман - Маленький принц
  • Tags
слова

за день до конца света

***
Вот он, последний год, предпоследний день, вот Иисус идет по слепой воде, плавится солнце в небесной сковороде - яркое, беззаботное и живое. Нам обещают, что все мы сойдем во тьму двадцать второго псалма (не перечь ему), злобно всхохочет наш Повелитель Мух: точно, кому-то "там" не видать покоя. Кто запасает свечи, а кто дрова, кто-то молитву вспомнил едва-едва, кто-то бормочет пафосные слова, кто-то смеется громко, печет оладьи.
Олаф сидит у распахнутого окна. Там, за окном, - березы и тишина.
Если случится ядерная война, Олаф тогда подумает: ну и ладно.
Олаф сидит и выводит: строка, строка, старая ручка трепещет в его руках, юркий эпитет падает с потолка и наконец в строке обретает место. Тени березовых веток, случайный блик - все переносится в сказку нездешних лиц, и на просторах жаркой иной земли Олафу безудержно интересно.
Может быть, все и закончится - а, легко! Но вот у Олафа машет крылом дракон, звонко чешуйки падают в молоко, чтобы волшебный отвар исцелил принцессу. Эльф в остром ухе наковырял пыльцы, главный злодей очень скоро отдаст концы...
Что, из могил поднимутся мертвецы?..
Олаф не помнит. Он там, в середине леса.
Вот он, последний год, предпоследний день. Прячется солнце в лаковой темноте. Строчки, поспорив, сцепляются на листе - им, бестолковым, нужно побольше света. Олаф включает лампу, глотает чай.
Если назавтра Бог выйдет его встречать, спросит: "Какая жизнь на твоих плечах?" - Олаф ему ответит:
- Прочтите это.
  • Current Mood
    working просто делай свое дело
  • Tags
слова

"Грешники и святые" и "Пока корабль плывет"

Ееее, стоило написать столько книжек, чтобы их потом так красиво переиздавали :)

Вот и подошла очередь моей любимой книги в этой серии - "Грешников и святых". До сих пор считаю, что этот роман получился у меня лучше всех остальных "любовно-исторических", написанных не в соавторстве (про соавторство - тема отдельная, там свои шедевры). Стилистический эксперимент, придуманный во время каникул в Доминикане и внезапно обретший плоть от случайной искры, державший меня в напряжении все время, пока я писала. Написанный за неделю, потому что я оторваться не могла.
Предыдущая обложка была неплоха, но не выражала всей глубины падения главной героини :) А эта выражает, и еще как.



Collapse )

Читайте, короче, кто не читал, - мне будет приятно, и вам, надеюсь, тоже.

Еще переиздали нашу с sephirothe совместную - "Пока корабль плывет" - обложка под катом, чтобы не загромождать.

Collapse )

Радует, радует нас издательство.
шанс

и даже после

***
Ветреный остров наш одинок и сер, только горбатятся крыши одной деревни - камень домов ее уж давно просел, мох на запястьях окон седой и древний. А за проливом лежит городок живой, яркий, как горстка бабочек на ладонях, и за беспечной облачной синевой кажется иногда, он в проливе тонет.
Боги ночами не спят и глядят на нас
лунною радужкой, звездным сияньем глаз.

Лиська влюбилась в парня с большой земли так, что ее почти потеряли боги. Мимо проходят белые корабли, не корабли - а герцогские чертоги. Парень стоит на палубе: белозуб, черноволос и легок, как южный ветер. Может быть, он разбойник и душегуб, может, он самый честный на белом свете, - Лиська не знает: белые корабли к нашему острову не подойдут ни разу. Мы навсегда отрезаны от земли, мы для нее страшнее любой заразы.
Травники, что крапивой снимали боль. Знахарки, что умели шептать над раной. Те, что читали протянутую ладонь. Те, что умели петь высоко и странно. Птицы слетались к нам, говорили сны, люди то улыбались, то проклинали. Вдосталь бывало голода и войны. Некогда было очень. Не до морали. После, в иной и сытый, добротный век, смута, казалось, под нашим живет обличьем. Что с человеком делает человек?.. Нам повезло еще. Даже живем прилично. Так полагают все...
...ну, почти что все. Лиська уходит к берегу каждый вечер, тихо бредет по галечной полосе и в темных глотках скал зажигает свечи; просит у нас бумагу - да хоть клочок - и отдает кораблики шумной пене: в строчках прозрачных вся ее жизнь течет - гладкие будни, музыка настроений. Море уносит кораблики далеко, верно у белого брига в волне мотает. Парень сидит над палубой, высоко, прямо на грота-рее. Сидит, читает.
Боги под утро яростны и светлы
кромками облаков на подбрюшье мглы.

Лиське сказали, что можно его не ждать: те, с кораблей, не могут увидеть остров. Лиська кивает, слушает (вот беда!) и, не дослушав, к морю уходит просто. Море везде, корабли - как цветной мираж, воздух похож на лед предвесенний, ломкий...
Лиська сидит на камне, и вот с утра верное море нежно приносит лодку.
Парень стоит у мачты - он белозуб, черноволос и легок, как южный ветер. Кто-то роняет радостную слезу, кто-то молчит - обрадован, грустен, светел; все мы стоим на каменном берегу, словно глядим на звезды со дна колодца. Парень роняет: "Ее я забрать смогу". Мы все киваем: хотя бы она спасется. Лиська почти не плачет, касаясь нас, молча нам машет, лодка идет... уходит. Долго стоим по щиколотку в волнах. Парус сияет в облачном хороводе.
Боги стоят, нам кажется, за спиной
и им впервые точно не все равно.

Что ж, говорим друг другу, вот это день! Разве такое где-то бывало прежде - чтобы пройти по сумеречной воде и, заглянув за грань, получить надежду? Время иллюзий промчалось давным-давно и никогда с тех пор не ходило близко. Но - уплывает лодка, но, но, но, но!..
Ночью мы спим, улыбаясь, как раньше Лиська.

Боги ворчат, не спят и считают нас.
Слышно: дают нам новые имена.
руки

"Хулиган. Исповедь"

Культурная жизнь этой осенью прямо бьет ключом. То "ОСА" порадует капустником, то в кино какое-нибудь концептуальное пойдешь, то "Золотая маска" откроется и закроется, то еще что-нибудь. Но спектакль спектаклю рознь.

О "Гамлете", привезенном из Питера как раз на "Золотую маску", нужно было как о мертвеце - или хорошо, или ничего; я предпочла "ничего", так как о хорошем говорить не приходилось. До сих пор уверена, что первая строчка в сценарии такова: "Розенкранц и Гильденстерн в современных костюмах проносят по залу в жопу пьяного Гамлета и затаскивают его на сцену. Одевают для торжественной церемонии. Гамлет звучно блюет в ведро". Нет, даже вспоминать об этом не хочу. Два потерянных часа в моей жизни. Только не мой мозг, гребаные пришельцы.

А сегодня вот...
Сегодня были на спектакле Сергея Безрукова "Хулиган. Исповедь".
Что сказать. В кино Безруков снимается беспощадно, сыграл уже почти всех творческих личностей, но театр - это другое.
Знаете, это надо видеть. "Арена Рига", две тысячи человек, Безруков на сцене, группа поддержки в виде нескольких танцоров, музыкантов и подпевки. Он вышел и два часа держал этот зал. Стоячая овация в конце была закономерна.
Я не всегда любила поэзию Есенина, и не всю. Сегодня я поняла, что давно ее не открывала. Такого исполнения "Черного человека" я не слышала никогда и вряд ли услышу лучше.

Я еще пребываю в некотором смятении и не знаю, какими словами... ну, вы понимаете, рассказывать об этом. Потому что на самом деле такие вещи остаются между тобою и сценой. Поцелуй названья не имеет. Поцелуй не надпись на гробах. Я не знаю, о чем Сергей Безруков говорил со всеми другими, однако мне точно известно, о чем он поговорил со мной. За что ему спасибо. Мне было немного страшно и бесконечно прекрасно об этом поговорить, хотя я не сказала ни слова - только внутри. И плакала, конечно. От того, что звучало, и от того, что бесшумно распахивалось.

Все вместе мы посмотрели на бездну, а бездна посмотрела на нас.
На том и разошлись.

ахуеть

Цитаты студентов (античность)

Не могу не. Это же прекрасно.

Оригинал взят у ruuta в Цитаты студентов (античность)
Это что-то феерическое. Над "По ночам Пенелопа распускала Лаэрту саван" смеялась в голос.

Оригинал взят у ariwenn в Цитаты студентов (античность)
От el_d Сохраню-ка я себе на память :) У меня во фленте пост уже мелькал у var_r_r, но здесь более Полная версия. Special for Оля и Один :))
И, конечно под кат, потому что много :)


"Если для римлян "Амфитрион" - комедия, то понятно, почему им нравились гладиаторские бои."
"Овидий скрещивал богов с чем угодно, так и в ссылку попал."
"Прометей, конечно, трикстер, а кто там не трикстер?"
"Знание мифологии дурно повлияло на манеры Челлини."
"Гера была богиней всех домашних дел, а потому отличалась особенной мстительностью."
"Христианский пантеон нас избаловал."
"Самое интересное в мифе то, что он не перестает быть мифом, даже если рассказан наоборот."
"Ифигения посмотрела на них на всех и решила добровольно принести себя в жертву."
"Никогда не знаешь, к кому прилипнет миф. Александр Македонский хоть старался туда попасть, а Виргилия за что?"
"Этот Гермес врет как политик."
"Трезвый Геракл был вежлив."
"Гесиод был замечательным драматургом, только пьес не писал."
"Когда Леда снесла яйцо, Тиндарей сразу понял, что рогов у него нет."
"До этого курса мне сильно не нравился Яхве. Теперь я знаю, что он не одинок."
"Изначально Крон был не богом времени, а просто сволочью на букву "к"."
"Змеи заменяли древним грекам кошек, но кошки лучше."
"Эпиметей значит "после-мысль". Такое впечатление, что люди произошли от него и Пандоры."
"Одиссея" - самый древний текст о возвращении мужа из деловой поездки."
Collapse )
радуга

Радуга над башней Святого Валентина

Вчера что-то руки не дошли написать пост, да и забегалась я.
Вот сейчас я сижу, пью кофе, статью бы написать, над горизонтом вспыхивает гроза, а от земли поднимается весенний дух, - в такие моменты только и думать о вечном.
На этой неделе мы много говорим об ответственности, и я даже не буду прибавлять "почему-то" - я прекрасно знаю, почему, неделя такая. Об ответственности, которую на себе берешь, когда затеваешь какое-нибудь богоугодное дело. О том, за что ты на самом деле отвечаешь, и как далеко все это простирается.
Когда ты создаешь нечто, ты неизбежно вовлекаешь других в этот процесс; исключением являются случаи, если ты пишешь в стол и не намерен никогда и никому об этом говорить. Но стоит тебе выйти со своим творением или идеей на свет, опасливо жмурясь, - все, ты за это отвечаешь.
Это немного пугает, да. Своим действием, своим желанием сотворить ты обнажаешь кусочек души, и если в него ткнут палочкой, то могут больно ранить. Но все это не идет ни в какое сравнение с ситуацией, когда палочкой тыкают, например, в твоих актеров, и они страшно огорчаются.

Я расскажу вам по секрету, только вы никому не рассказывайте. Актеры - такие нежные и трепетные существа, хотя с виду бывают весьма брутальны. Это нормально. Вряд ли можно сыграть, имея эмоциональный диапазон как у зубочистки. И в принципе, вроде бы не твоя задача - гладить их по голове и утешать. Твоя задача - настроить их на победу. Наверное.
Да, конечно, но для меня - не только.
Настройка людей - изумительная вещь, и главное, чтобы вы все этого хотели. Но здесь-то и начинается ответственность, о которой тебя не предупредит никто, пока не возьмешься. Ответственность за людей и за их желание работать в твоей команде. Ответственность за поставленную перед всеми нами планку. За то, что придумала ты одна или вдвоем, а в одиночку или парой этого просто не сделаешь. Ну правда же, тупо было бы, если бы мы с Льдорой всю "Ребекку" вдвоем играли, и еще на пианино себе подыгрывали?!

Так вот, к чему я тут это путано излагаю.
Когда человек приходит в команду, он - мой. Не в том смысле, что я отобрала у него паспорт и не отдам больше никогда, а в том, что он перемещается из абстрактного мира ко мне за спину. Теперь моя задача - его защищать.
Вы видели эти здоровенные лбы, да? У нас есть отличные ребята, которые кого угодно двумя пальцами скрутят, от которых почтительно шарахаются гопники, и которые грузят железо, весело присвистывая. Но дело не в этом. Дело в том, что они - команда, моя команда, а значит, я всегда буду их защищать.
Я буду объяснять им, как заполнить собою зал и как реагировать на критику. Я никогда не стану говорить: "Да пошли вы со своими истериками!" - если они придут со своими истериками. Мне совершенно не в лом сделать им чай и бутерброды, пока они работают (вспоминаю последние ночи перед премьерой "Ребекки", полутемную кухню арт-кафе, оставленный нам  администрацией чайник...); я не считаю, что это "не по статусу". Если какой-то нехороший человек заденет их, а они не смогут ответить сами, - я отвечу. Потому что это мой человек, и я буду защищать его до последнего.
Наверное, во всем этом должен быть какой-то мудрый предел, но вся моя мудрость мне отказывает, когда мой человек оказывается в беде или в затруднении. И знаете, что самое прекрасное? Они друг другу становятся - свои люди. Они делают друг для друга то, что "нормальные" никогда бы не сделали. Строят декорации по ночам, приезжают, когда нужно, учат то, что попросят, таскают вещи, ходят в другие проекты, потому что там кто-то свой или друг своего попросил помочь. Когда я вижу, как разворачивается эта сеть, как она становится все больше и крепче, у меня появляется комок в горле. Потом я цинично думаю, что мы все-таки секта :)

Это все не значит, что иногда они ведут себя как полнейшие козлы, ну так я тоже не ангел и могу быть весьма, весьма вредной особой. Все мы люди. В этом, наверное, и есть смысл - быть людьми на всю катушку. Лучшими людьми, насколько сможем. Многие даже не пытаются.

Но если ты вышел и махнул своей идеей, как флагом, - ты отвечаешь полностью за все, до последнего гвоздя в сколоченной кровати. За людей, их проблемы, их настроение, их деньги, время, желание, и так далее, и так далее. Частенько так не бывает - считается, что отвечать нужно только за результат, да и на это, бывает, кладут вот такой вот таежный прибор. Или за процесс, тоже круто отвечать только за него. Мы все тут тусуемся - и ладненько. какая разница, кто, сколько и что сделал.
У всех свои методы. Для меня такие неприемлемы. И обычно наблюдение такого меня шокирует, но, как говорится, шок - это по-нашему.

Вот я и рассказала вам, какая я хорошая. Можно похвалить))))))) Шучу.

Почему-то в последние дни я слушаю "Неизъяснимо" БГ - как-то очень в настроение...

То, что происходит,
Я даже не знаю.
Я иду в огне,
Но я не сгораю.
Катишься по рельсам,
Гасишься и гаснешь,
И вдруг это сердце
Распахнуто настежь...
...То, что происходит, -
Чудная картина.
Радуга над башней
Святого Валентина...


А до воскресенья, когда мы вам расскажем, как мы жили эти десять лет, споем и спляшем, осталось всего ничего.
Приходите. Мы добрые. Кажется.
дорога

утро

***
...И сказал Исаак: "Что ж, идем, отец. Принеси меня в жертву Богу". И пошли - под блеяние овец, вдоль заборов, ручья и лога. И пошли: Исаак идет впереди, в пыльных локонах тает солнце; с любопытством на гору вдали глядит. Авраам позади плетется.
И лежит дорога в сухой земле, и оливы стоят, как стражи. До рождения Христа еще сотни лет, до любви нет и шага даже. Исаак не знает про интернет, самолеты, кроссовки, пиццу. Его Богу не отвечают "нет". К его Богу летят, как птицы.
Вот идут они, и отец, и сын, и дорога одна, а всё же... Небеса похожи на мягкий сыр, а земля на халву похожа. Исаак всё думает: "Бог со мной. Я сегодня Его увижу". Авраам, с нереально прямой спиной, догоняет. Идет поближе.
  • Current Mood
    working самолетное
  • Tags