Наталия Полянская (Кэп Соло) (capsolo) wrote,
Наталия Полянская (Кэп Соло)
capsolo

Categories:
  • Mood:

Вот как надо!

Простите меня. Простите. Я не удержусь.
Вставило мне тут пересмотреть вторые "Звездные войны". Надоело описывать любовь-морковь, захотелось Джедаев и астероидов. Вторые - это не те, которые классические, где Хана Соло закатывают в карбонит, а где молодой Анакин Скайуокер мочит врагов и целуется с Амидалой. Так вот. Кино я не досмотрела, потому что опять заскучала (лучше бы карбонит), но вспомнилось мне, что когда-то писали мы по "Звездным войнам" фики. Меня охватила ностальгия. Я полезла в закрома. Фики нашлись, все из себя трагические, так что их вывешивать не буду. Кроме них, в закромах обнаружилась бездна разного. И вот наткнулась я на текст, которым не могу с вами не поделиться. Простите стиль, тексту не меньше десяти лет, а то и все двенадцать. Но, черт возьми, - квинтэссенция одной из частей моей работы! Под конец едва не разрыдалась. Как приятно сознавать, что всегда секла фишку...
К сожалению, текст не закончен, судьба героя осталась неясной, но я в него верю. Начал он хорошо.
Ах да. Озаглавлено это было как "Фигня". Чем, в общем-то, и является.

ФИГНЯ

-А на каком корабле ты летаешь? – спросила девушка, поглаживая колено Сейна. – Я знаю всех торговцев, что садятся в нашем порту. Тебя среди них не было. Ты новенький?
Сейн прокашлялся.
-Эээ… вообще-то я не пилот.
Девушка нахмурилась.
-Но на тебе пилотская куртка.
-Это для маскировки, - принялся объяснять Сейн. – Понимаешь ли, мне нужно было войти в образ. У меня творческий кризис, и я подумал, что таким образом…
-Творческий кризис? Ты актер?
-Писатель.
Девушка отодвинулась и убрала руку. Нельзя сказать, что Сейна это обрадовало.
-А-а-а, - в ее голосе явно прозвучало разочарование, - писатель… Не скрою, пилоты мне нравятся больше.
-Почему?
-Они мужественные.
Сейн достал блокнот и карандаш, записал, потом выпятил грудь.
-Я тоже мужественный.
Девушка смотрела на него с сомнением.
-Но не такой, как они. Знаешь, в пилотах есть нечто такое… такое… - она умолкла, не в силах подобрать слово. – В общем, этакое. Я шлюха, а не филолог.
-Притягательное? – подсказал Сейн.
-Да-да, именно. Притягательное. И член у них тоже большой. Как правило.
Сейн записал в блокноте: «и могучий фаллос».
-А какой ты писатель? – заинтересовалась она, закуривая. – Что пишешь?
-Про космические приключения, про любовь… про все это вместе, если быть точным. Я автор космических любовных романов.
-А как твоя фамилия?
-Олванек.
-Никогда не слышала, - она выпустила дым ему в лицо. – Ну, я пойду?
-Нет-нет, погоди! – Сейн схватил ее за руку. – Вот что… как тебя зовут?
-Коне, - она сказала свое имя крайне неохотно.
-Коне, - повторил он. – Сколько стоят три часа твоего времени?
В ее глазах зажегся холодный огонек.
-Ты хочешь меня снять? – она положила руки Сейну на плечи. Тот сглотнул, ощущая, что все благочестивые мысли (он пришел сюда работать, а не развлекаться!!!) улетучиваются из головы со скоростью… со скоростью мысли!
-Да, хочу…
-Учти, милый, я очень дорогая шлюха, - шепнула она, обжигая ухо Сейна дыханием. – Но ты не пожалеешь. Я умею делать многое. Хотя начнем мы с очень, очень простого. Ты никогда не лежал на кровати, обмазанный сливками? Я слижу их… все. Тем более, - добавила она деловым тоном, – что я голодная.
Сейн сглотнул.
-Вообще-то я предполагал, что мы займемся не этим.
Коне отодвинулась и внимательно посмотрела на него.
-Садо-мазо? Или ты извращенец? Извини, с извращенцами не связываюсь.
Сейн улыбнулся.
-Ну да, в каком-то смысле извращенец… - И он пояснил: - Я сниму тебя не для того, чтобы спать с тобой, а для откровенной беседы. Мне нужно, чтобы ты рассказала мне о пилотах.
Коне расхохоталась; те, кто сидел за стойкой бара, обернулись на смех.
-Что же ты сразу не сказал, - проговорила она, задыхаясь, - что тебе нравятся мальчики?
-Не в этом дело, - смущенно сказал Сейн. – Мне это нужно для работы.
-Собираешься кого-нибудь соблазнить? Или… ты жиголо, да?
-Да нет же! – расстроенно сказал он. – Ты не так поняла! Я же сказал, я писатель. Пишу книжки. И у меня творческий кризис. Понимаешь, я написал уже четыре романа. Они вышли тиражом двадцать тысяч экземпляров каждая, - гордо сообщил он. - Но я застопорился. Мои герои – они все однотипные… И я пришел к выводу, что просто не знаю людей, о которых пишу. Пилотов. Все мои герои – пилоты, Коне. Но они… наверное, не такие, какими я их себе представляю. Я пытался познакомиться с кем-то из них, но они держатся слишком отчужденно. Вот я и решил, что…
-…Что портовая шлюха расскажет тебе о них гораздо больше. Ну ладно. Ты заплатишь мне мою обычную таксу за три часа и угостишь обедом, а я расскажу тебе все, что ты пожелаешь знать.
-Договорились! – просиял Сейн.
-И потом пришлешь мне книжку с автографом, - закончила Коне. Потом спросила, подумав: - Так ты точно не хочешь со мной переспать?
-Может быть, в другой раз, - уклончиво сказал Сейн.
-Да ты спал когда-нибудь хоть с кем-нибудь? – она с усмешкой посмотрела ему в глаза. – Сколько тебе лет, мальчик?
-Мне двадцать пять. И я не мальчик.
-Ну-ну.
Сейн вздохнул и уткнулся в меню.

Домой он прилетел как на крыльях. Сбросил куртку, вытащил из внутреннего кармана драгоценный блокнот и плюхнулся в кресло. Коне честно отработала свои кредитки. При помощи Сейна она выложила ему всю информацию не только о привычках и поведении пилотов, но и о том, что в этих людях нравится большинству женщин. Очень ценные сведения, которые Сейн собирался использовать по полной программе. Его следующая книга будет шедевром!
Он помрачнел, вспомнив о том, как легко Коне его расколола. Ну да, он являет собой этакий сексуальный феномен – умудрился остаться девственником в эпоху полной сексуальной свободы. И он ненавидит это. Да! Но и покончить тоже не может. Он представлял себе смех женщины, которая впервые будет иметь с ним дело. «Господи, Сейн! Неужели ты ни с кем никогда не спал?» А если и не скажет ничего, и сдержит улыбку, то все равно подумает, Сейн знал. Другого варианта он себе представить не мог. Он ненавидел эту ситуацию. И свою мнительность заодно.
Пискнул видеофон. Сейн дотянулся до пульта и нажал кнопку – на стене развернулся экран.
-Добрый вечер, Олванек. И долго мне дожидаться от тебя звонка?
Сейн мысленно застонал. Он совершенно забыл…
-Простите, господин Светтон. Я был занят.
-Надеюсь, делом, - Мистер Главный Издатель нахмурил брови. – Ладно. Я сейчас читаю твой новый роман…
-Да? – Сейн подался вперед с радостной улыбкой.
-Невероятно! – Сейн расцвел. – Невероятно, как ты смог сотворить такое дерьмо! – улыбка Сейна медленно увяла. – Послушай, Олванек. Ты пишешь низкопробную литературу. Ты это знаешь и я это знаю. Но это не значит, что хуже ее ничего не может быть. Может. И твой роман – тому пример. Скажи, на хрена твоя главная героиня скачет по полям в индейской одежде и дурацком парике из перьев?..
-Вы же сами сказали – побольше экзотики, - буркнул Сейн. – Индейцы – это очень экзотично. Во-первых, они вымерли…
-Я и сам знаю, что индейцы – экзотика, - прервал его Светтон. – Но твоя героиня, извини, откровенная дура. Какая женщина захочет себя с ней идентифицировать? Ты должен рассчитывать именно на это. Те, кто читает твои книжки, должны сопереживать героям. Но как можно сопереживать женщине, которая в плане умственного развития похожа на доску?
-Но раньше у вас не было претензий, - возразил Сейн.
-Раньше я надеялся, что ты исправишься. Теперь эта надежда умерла в страшных мучениях. Продолжим. Стиль, Олванек! Совершенно невозможный стиль! Что вот это такое… - Светтон зашелестел распечаткой. – Вот это: «Я поцеловал ее и, не отрывая от нее взгляда, нагнувшись, переступил через дверной проем хижины, за которым начинался наклонный спуск к реке…» Что это?
-Это? Описание…
-Олванек, это бездарное описание! В котором я вижу по меньшей мере три стилистических ошибки! Можно, конечно, исправить, но корректоры устали это делать. А сюжет!.. Признайся честно, ты решил на этот раз схалявить?
-Нет, что вы! – горячо запротестовал Сейн. – Наверное, я просто подрастерял вдохновение. Но сейчас я снова полон его, честное слово! У меня есть новая задумка, новый сюжет! Такого я раньше никогда не писал!
-Да? – господин Светтон даже не потрудился изобразить заинтересованность. – Ну, я слушаю.
-Это про пилота… - начал Сейн.
-Опять.
-Вы же сами просили!
-Просил. Продолжай.
-Про пилота, который попадает в другой мир и встречает прекрасную девушку…
-В какой мир?
-Ну… я еще не знаю. В древний, наверное.
-В древний, значит, - ехидно сказал господин Светтон. – Поздравляю тебя, Олванек. Ты придумал потрясающий сюжетный ход!
-Спасибо, - сказал польщенный Сейн.
-Я не хвалю тебя, болван! – загремел Светтон. – Я иронизирую! – он вытер пот со лба. – Ладно, оставим это. Ты неплохой автор, Олванек. Ты пишешь книги быстро и довольно увлекательно… для определенного типа людей, разумеется. Но попробуй выйти за рамки, очерченные тобою самим. Дай волю фантазии. Да, и еще… - он опять зашелестел распечаткой. – Чтобы я больше не видел фраз вроде: «Он робко коснулся губами ее нежной кожи…» Такое отношение к делу не нравится читающей публике. Один человек сказал мне, что, читая твою книгу, он не ощутил сексуального возбуждения, лишь неудовлетворенность какую-то. Любовные сцены ты должен описывать иначе. Покажи звериную страсть! – Светтон потряс волосатым кулаком. – Пусть героиня стонет и кричит под твоим пилотом! Пусть он не «лобызает ее нежные перси», - кстати, какой классики ты начитался?! – а «кусает ее уши» или «стискивает ее груди». Секса, секса, побольше секса! И приключений! И схваток! Ты ведь хочешь, чтобы твои книги были интересны всем?
-Хочу, - сказал Сейн, кусая губы.
-Тогда будь любезен прислушаться к моим советам. – И господин Светтон отключил связь, прежде чем Сейн успел хотя бы кивнуть.
Легко сказать – побольше секса! Мистер Издатель наверняка не подозревал, что знания Сейна в этой области были чисто теоретическими. Хотя иногда Сейн думал, что Светтону это не так и важно; все произведения такого рода пишутся почти одинаково, и при необходимости можно копировать куски из любого романа конкурента, предварительно слегка изменив их. Что греха таить – частенько он этим и занимался.
Он же не виноват, что ему больше ничем не хочется заниматься, кроме как писать романы! Не виноват и в недостатке литературного дара… Он делает так, как может.
Вздохнув, Сейн сел за стол и полистал драгоценный блокнот. Да, пожалуй, с этими сведениями он сможет сотворить чудо! Побольше секса, хм? Сейн пододвинул к себе ноутбук, улыбнулся и выстучал первую фразу:
«Капитан Георг по прозвищу Ненасытный, обладатель могучего корабля и могучего фаллоса, только что закончил свои дела с очаровательной наложницей…»
Subscribe

  • Шум затих

    Помню, как я в первый раз оказалась на совершенно пустой сцене, при пустом зале. Это было еще до премьеры "Ребекки". Глубокий вечер, театральный…

  • Как мы праздновали пятнадцатилетие

    23 апреля арт-группе исполнилось 15 лет, о чем большевики некоторое время трубили в соцсетях. Для празднования мы выбрали клуб "Гренадин" в…

  • завтра

    На то, чтобы толком погнать ностальгическую волну, как обычно, не хватило немного времени; тем не менее, прошедшие две недели были пропитаны…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • Шум затих

    Помню, как я в первый раз оказалась на совершенно пустой сцене, при пустом зале. Это было еще до премьеры "Ребекки". Глубокий вечер, театральный…

  • Как мы праздновали пятнадцатилетие

    23 апреля арт-группе исполнилось 15 лет, о чем большевики некоторое время трубили в соцсетях. Для празднования мы выбрали клуб "Гренадин" в…

  • завтра

    На то, чтобы толком погнать ностальгическую волну, как обычно, не хватило немного времени; тем не менее, прошедшие две недели были пропитаны…