April 10th, 2015

где-то

Немножко Дюссельдорфа

Я провела неделю в Германии - в Дюссельдорфе с друзьями и в Бонне на Хоббитконе. О последнем отдельно, потому что пока слова друг с другом связываются трудно, перемежаемые вспышками неотгремевшего восторга. Так что я банально вывешу несколько фотографий, а там посмотрим.

В Дюссельдорфе, как и в Риге, вначале был сильный ветер, потом стало теплее, а в день моего отъезда температура вообще поднялась до +20. В Риге такой роскоши, как и цветения разнообразных цветочков, мы пока не наблюдаем.

IMG_9054

Collapse )
все возможно

The road goes on and on

Опасность путешествий заключается в том, что, как писал Макс Фрай, вместо тебя всегда возвращается кто-то другой.

Вот приехал ты из дальних далей, или хотя бы из ближней деревни Большие Васюки, но приехал - воодушевленный. Там, в Васюках, с тобою что-то очень хорошее происходило. То ли ты встретил кого-то на сеновале, то ли с пацанами на завалинке перетер за жизнь так, что на душе сразу полегчало, то ли просто сидел у речки и смотрел, как мохнатый шмель на душистый хмель. Или даже если не все было хорошо - оно происходило с тобой, только не с таким тобой, который каждое утро подходит к домашнему зеркалу и автоматически причесывается, а вроде бы немножко с другим, в лучшем (не в том смысле) мире. С лучшим тобой. Или оно сделало тебя лучше. Или дало тебе нечто новое, о чем ты раньше и помыслить не мог. В общем, поменяло тебя, как вы поняли из этого развернутого объяснения.

Возвращаешься ты домой, а там если что-то и поменялось, то незначительно. Все твои близкие и не очень жили привычной своей жизнью в привычных, постоянных условиях, и проблемы остались те же самые, и надо опять детей в школу, заплатить по счетам, тому позвонить, этому написать, и бла-бла-бла. Кроме того, окружающие зачастую не слишком-то интересуются, круто ли ты там в Васюках погулял и каких высот просветления достиг. Окружающим, которые, я верю, не хотят тебе ничего плохого, от тебя что-то привычное и повседневное надо, а к твоему приезду этого повседневного накопилась куча. И вот пару дней спустя ты обнаруживаешь себя сидящим в окружении мелких бытовых дел, крупных рабочих, всего того, что раньше точно составляло прежнего тебя, - а ты уже новый, ты совсем свеженький вернулся, и у тебя идеи, у тебя намерения, настроение, но предыдущей повседневности так много, что все это оказывается погребено. Ты погребен. И через некоторое время дело идет, как раньше, только иногда с нежностью вспоминаются Васюки.

Если просто в отпуск, энергией подзарядиться, то все это понятно. Эйфория уходит, а когда жизнь в целом устраивает, то цикл повторяется энное количество раз, и человек счастлив. Но если энергии, которую ты заполучил в Васюках, хватает на гораздо большее, чем позвонить/написать, а ты видишь, как она растрачивается - такая счастливо приобретенная, такая драгоценная, распыляется на эти подай-принеси-сделай, на то, без чего нельзя, но, но, но... Вот здесь-то и накрывает тоской.

Или переменами.

Вместо нас всегда возвращается кто-то другой, мне хотелось бы надеяться, что лучше. И этот другой, мне также хотелось бы надеяться, не отступается. Медленно и верно он встраивает новое в ту самую повседневность, которая стала недостаточно хороша, меняет ее к лучшему, улыбается детям, кофеварке, коллегам. Не потому, что от улыбки станет день светлей, а потому, что решение принято - быть лучше, каждый день становиться еще прекраснее собой, не терять этого проклятого времени, которое бежит непередаваемо быстро. Быстрее, чем думаешь. И потом не оглядываешься на него с мыслью "На что я потратил лучшие годы?".

Есть такие люди, которым это удается. Вот этому полному наслаждению собственной жизнью у них и надо учиться. Навыкам, умениям, каким-то другим вещам - тоже, само собой разумеется, но этому - прежде всего.

Для меня это значит - учиться счастью.
Let it go

every day

***
Каждое утро, едва протерев глаза, Анна выходит сразу к себе во двор: белые перья, небесная бирюза, будка, поленница, кустик, скамья, забор, - в общем, обычный двор среди ста других, что протянулись кварталами через лес... если б не мелкий, почти незаметный штрих: Анна считает, что рядом полно чудес.

Просто их надо увидеть. Глаза прикрыть и наугад куда-нибудь пальцем ткнуть. Смотришь - а чудо как будто жило внутри, только ныряло часто на глубину. Вот же оно - след широких вороньих лап или кошачьей шерсти блестящий клок, кустик сирени, глядящий из-за угла, солнечный блик, облизавший в окне стекло. Будка становится замком на полпути, а у поленницы множество срезов-глаз... Анне не надо совсем далеко идти, чтобы увидеть чудо хотя бы раз.

Жизнь ее, скажем, не то чтобы фейерверк; но, со двора улыбку с собой неся, Анна, обычный, в общем-то, человек, помнит одно: чудеса забывать нельзя. Это они не терпят, уходят вглубь, даже не кажут уши и мягкий хвост. Их надо видеть - коротким касаньем губ, пальцев и взгляда, не спугивать волшебство. Если научишься, то - станет плохо вдруг, если ты потерялся и загрустил, вспомни про чудо одно - и касаньем рук все чудеса тебя соберут в горсти.

Анна идет домой - кофе, завтрак... День льется и льется, как мягкий гречишный мед. Мелкое чудо гуляет за ней везде и прижимается боком, ведя вперед.